СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА СОДЕРЖАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ

СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА СОДЕРЖАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ

Людмила Арнольдовна Гегель,
доктор социологических наук, профессор, профессор кафедры
«Государственное управление и социальные технологии» МАИ (НИУ),
Заслуженный работник высшей школы РФ, (Россия, Москва),
РИНЦ SPIN-код: 4743-8190
e-mail: gegella@mail.ru
Екатерина Олеговна Казакова,
ассистент кафедры «Государственное управление
и социальные технологии» МАИ (НИУ), (Россия, Москва)
РИНЦ SPIN-код: 3733-7370
e-mail: kate-kazakova@yandex.ru
Аннотация. Государственная молодежная политика в качестве инструмента
социального управления за рубежом начала складываться в конце 70-х годов XX
века как ответ на волну так называемых «студенческих бунтов», охвативших
большинство индустриально развитых стран. Отечественный же опыт в
этой сфере значительно старше: советская система работы с молодежью
стала одним из «пионеров» наравне с формирующейся немецкой моделью в 20-е
годы. Однако, современное состояние российской государственной
молодежной политики свидетельствует о необходимости трансформации
методологических основ работы с молодыми людьми. Это связано, в первую
очередь, с косностью самой системы и сильным влиянием предыдущего опыта.
Мировые тенденции практически не учитываются в реальной практике,
остаются лишь тезисами в стратегических документах, регламентирующих
отрасль. В статье рассмотрены ключевые содержательные аспекты,
которые должны быть включены в планирование и реализацию отечественной
молодежной политики, с целью обеспечения реальной конкурентоспособности
российской молодежи.
Ключевые слова: молодежь, молодежная политика, социальное управление,
социальная политика, социальные инвестиции, социальный капитал молодежи,
социализация, социальное включение молодежи, социальное развитие
молодежи.
ЦИТИСЭ №1 (14) 2018
MODERN VIEW ON THE MAINTENANCE OF THE STATE
YOUTH POLICY
Lyudmila Gegel,
doctor of sociological sciences, professor, professor
of department «Public Administration and Social Technologies» of MAI,
Honoured worker of the higher school of the Russian Federation,
(Russia, Moscow),
RSCI SPIN-code: 4743-8190
e-mail: gegella@mail.ru
Ekaterina Kazakova,
assistant of department «Public Administration and Social
Technologies» of MAI, (Russia, Moscow),
RSCI SPIN-code: 3733-7370
e-mail: kate-kazakova@yandex.ru
Abstract. The state youth policy as the instrument of social management has abroad
begun to develop in the late seventies the 20th centuries as the answer to a wave of
the so-called «student’s revolts» which have captured the majority of industrially
developed countries. Domestic experience in this sphere is much more senior: the
Soviet system of work with youth became one of «pioneers» on an equal basis with the
formed German model in the 20th years. However, the current state of the Russian
state youth policy testifies to need of transformation of methodological bases of work
with young people. It is connected, first of all, with stagnancy of the system and
strong influence of the previous experience. Global trends are practically not
considered in real practice, remain only theses in the strategic documents regulating
branch. In article key substantial aspects which have to be included in planning and
realization of domestic youth policy, for the purpose of ensuring real competitiveness
of the Russian youth are considered.
Keywords: youth, youth policy, social management, social policy, social
investments, social capital of youth, socialization, social inclusion of youth, social
development of youth.
Несмотря на большое количество теоретических и эмпирических
исследований в области молодежной политики, само понятие «молодежная
политика» еще не имеет однозначной дефиниции. В связи с чем, в современной
российской научной литературе существуют различные классификации
подходов к пониманию сущности молодежной политики государства.
ЦИТИСЭ №1 (14) 2018
В первую очередь следует отметить подходы, рассматривающие
молодежную политику через призму социальной политики. Несмотря на их
популярность, следует отметить, что единого понимания сущности самой
социальной политики государства не сложилось как у отечественных, так и
зарубежных специалистов.
В наиболее широком смысле слова государственная социальная политика
в настоящее время представляет собой деятельность государства по
регулированию развития социальной сферы, объектом которой является все
население страны. Постепенно она отходит от исключительной поддержки
социально незащищенных слоев населения, превращаясь в полноценный
инструмент формирования и развития человеческого капитала.
В этом случае, молодежная политика может быть рассмотрена в качестве
части социальной политики. В тоже время И. М. Ильинский пишет, что этот
подход не совсем верный, а является экспортом западного варианта понимания
молодежной политики [3].
По мнению Л.Л. Шпак, социальная политика является стержнем,
сквозным качеством любой другой политики, в том числе и молодежной [13, c.
283]. Она создает благоприятные условия для социальной интеграции и
является субсидиарным (вспомогательным) рычагом сохранения стабильности
и интегративности общества.
По мнению И.Н. Родионова, действенный подход к осуществлению
государственной молодежной политики состоит в признании ее частью общей
социальной политики государства. Такое понимание роли молодежной
политики позволит, по его мнению, сделать акцент на активном
инновационном участии молодежи в жизни общества, трудовой и творческий
потенциал молодых людей [9, c. 62].
У молодежной и социальной политик государства действительно есть
схожие цели, проявляющиеся, в частности, в компенсации недостатков
социального статуса через механизмы социальной защиты и помощи, а также
создании условий для роста человеческого капитала.
Данный факт позволяет рассматривать молодежную политику как
составную часть общей социальной политики государства, направленной на
создание условий для максимального раскрытия потенциала молодежи в
собственных и государственных интересах. Однако на наш взгляд подобный
подход размывает проблемное поле молодежной политики и нивелирует
специфику работы с молодежью, что негативным образом сказывается на ее
эффективности [11].
Вторая классификация, существующая в рамках социологических наук,
сосредоточена на непосредственном рассмотрении молодежной политики как
ЦИТИСЭ №1 (14) 2018
специфической сферы деятельности. Эта классификация представлена тремя
основными подходами [10].
Первый подход рассматривает молодежную политику как систему
социальных отношений между молодежью и обществом. Значимость данного
подхода определяется возможностью определить место молодежи в социальной
структуре общества, выявить взаимосвязи и взаимодействия молодежи с
другими группами и слоями [7]. Однако формировать на этой основе
конкретные рекомендации и программы довольно затруднительно.
Второй подход раскрывает категорию молодежной политики через
совокупность действий государства и его институтов, направленных на
молодежь (Т.С. Сулимова) [12, c. 35]. Такая трактовка представляется
максимально широкой, поскольку так или иначе вся деятельность государства
прямо или косвенно касается молодых людей: начиная от реформ
налогообложения и заканчивая расширением сфер внешнеполитического
сотрудничества, соответственно также не может выступать в качестве базисной
для формирования концептуальных, программных документов по молодежной
политике.
Наиболее перспективным и актуальным на сегодняшний день является
третий подход, раскрывающий молодежную политику как форму инвестиции в
человеческий капитал страны. В частности, в рамках этого подхода была
разработана концепция инвестиций в молодежь. Наиболее ярко основные ее
положения раскрыты в работах Вал. А. Лукова: «инвестиция в молодежь как
человеческий ресурс общественного развития – другое назначение
предпринимаемых государством действий. Здесь на первое место выходят
задачи создания необходимых условий для активизации духовного,
интеллектуального, трудового, инновационного потенциала молодежи.
Инвестиция в молодежь одновременно является социальным проектированием
будущего страны и фактически означает широкую практику кредитования с
перспективой эффективной отдачи в долгосрочной перспективе» [4, c. 153].
В условиях модернизации общества и растущих требований к
человеческому капиталу в целом именно государственная молодежная
политика должна стать инструментом развития и преобразования страны. Это
требует от всех участников процесса социального становления молодежи
разработки и последовательной реализации подходов, ориентированных на
прямое вовлечение молодых людей в решение собственных проблем и
общенациональных задач [1; 6].
Применительно к государственной молодежной политике социальные
инвестиции могут быть рассмотрены как долгосрочные вложения в молодежь с
целью получения социального эффекта, выраженного в повышении
ЦИТИСЭ №1 (14) 2018
человеческого, а соответственно и социального капитала этой социальнодемографической
группы.
Человеческий капитал молодежи представляет собой комплекс
характеристик: уровень образования, конкретные знания и компетенции,
здоровье (физическое и нравственное) и прочие факторы, позволяющих
эффективно трудиться и вносить свой вклад в воспроизводство социальной
системы (общественно полезный труд). Поэтому инвестиции в молодежный
человеческий капитал могут быть выражены в формировании практико
ориентированной и взаимосвязанной с рынком труда системы образования
(формального и неформального), разработке эффективной системы
профессиональной ориентации и адаптации, реализации программ по
укреплению здоровья молодых людей, а также проведением
специализированных исследований, направленных на оценку социального
положения молодежи [2, c. 165].
Тем не менее социальные инвестиции подразумевают не только
инвестирование в человеческий, но и социальный капитал молодежи,
проявляющееся в развитии инфраструктуры, технологий и улучшении
состояния окружающей среды.
Именно указанные принципы инвестирования в человеческий и
социальный капитал молодежи лежат в основе европейской молодежной
политики, являющейся в настоящее время наиболее системной и
проработанной.
Так, политика молодежного развития является основной частью миссии
Совета Европы с момента его основания [14]. Сегодня стремления Совета
Европы в этой области направлены на продвижение и поддержку развития
высококачественных и эффективных программ молодежной политики на
местном, национальном и общеевропейском уровнях [15]. Это развитие
построено на базе общих принципов, ценностях и подходах, в то же время
принимается во внимание сложность политических, экономических и
социальных ситуаций, исторический контекст и культурные традиции странучастниц.
Большое внимание уделено в программах Совета Европы созданию
условий для полноценной интеграции молодых людей в общественную жизнь –
«молодежного перехода».
В Европейском союзе также придерживаются позиции, согласно которой
«оказание поддержки молодым людям и создание благоприятных условий для
развития их способностей работать и активно участвовать в общественной
жизни является неотъемлемым элементом политики ЕС» [5, c. 18].
ЦИТИСЭ №1 (14) 2018
Благодаря всевозможным инструментам и механизмам, в частности
развитой сети молодежных объединений, широкому доступу к
информационным и методическим материалам, обеспечению неформального
образования молодых людей обеспечивается достаточно высокое участие
молодежи в общественно значимой деятельности, а, следовательно, через
приращение ее человеческого капитала обеспечивается должный уровень
конкурентоспособности европейской молодежи.
Следует отметить, что последний отечественный стратегический
документ, касающийся сферы молодежной политики [8], формально отразил
европейские тенденции в понимании содержания современной работы с
молодежью. В частности, изменилась формулировка ключевого термина –
государственной молодежной политики. Государственная молодежная
политика – направление деятельности РФ, представляющее собой систему мер
нормативно-правового, финансово-экономического, организационноуправленческого,
информационно-аналитического, кадрового и научного
характера, реализуемых на основе взаимодействия с институтами гражданского
общества и гражданами, активного межведомственного взаимодействия,
направленных на гражданско-патриотическое и духовно-нравственное
воспитание молодежи, расширение возможностей для эффективной
самореализации молодежи и повышение уровня ее потенциала в целях
достижения устойчивого социально-экономического развития, глобальной
конкурентоспособности, национальной безопасности страны, а также
упрочения ее лидерских позиций на мировой арене. Государство впервые
заговорило о развитии потенциала российской молодежи.
Однако, несмотря на достаточно подробное описание целей,
приоритетных задач и применяемых механизмов реализации государственной
молодежной политики, какого-либо серьезного роста молодежного капитала
россиян за прошедшие 3 года выявить не удалось.
Таким образом, именно государственная молодежная политика выступает
ключевым инструментом для формирования человеческого и социального
капитала молодежи, являясь доминирующей формой инвестиции в
молодежный ресурс. Учитывая международный опыт реализации молодежной
политики, стоит отметить приверженность зарубежных специалистов к
инвестиционному подходу. В первую очередь, на наш взгляд, это связано с
укоренившимся еще на рубеже 1980-1990-х гг. представлении о молодежи как
равноправном участнике и субъекте гражданского общества, обладающем
уникальным потенциалом. Отечественная же практика работы с молодыми
людьми, к сожалению, до сих пор несет на себе отпечаток советской модели,
рассматривающей молодежь исключительно как объект для воспитания и
ЦИТИСЭ №1 (14) 2018
мобилизационный ресурс. Постепенное повышение субъектности молодежи в
российском обществе, на наш взгляд, сможет поднять эффективность
реализуемых мер на качественно новый уровень. Подтверждением этому могут
служить сформулированные цели молодежной политики, получившие
отражение в последних нормативно-правовых актах.
Литература:
1. Антамошкин О.А. Оптимальное распределение социальных
инвестиций // Вестник Сибирского государственного аэрокосмического
университета им. акад. М. Ф. Решетнева. – 2007. – № 3.
2. Гегель Л.А., Казакова Е.О. Ключевые проблемы развития молодежной
политики в Российской Федерации // Социально-гуманитарные знания. – 2015. —
№3. — С.161-174.
3. Ильинский И.М., Луков В.А. Государственная молодежная политика в
России: философия преемственности и смены поколений // ЗПУ. 2008. — №4. —
С. 5-14.
4. Казакова Е.О. Стратегическое планирование государственной
молодежной политики в Российской Федерации: конгруэнтность задач и
решений // Профессиональный проект: идеи, технологии, результаты. – 2015. —
№1(18). — С. 129-134.
5. Коммюнике Европейской комиссии к Совету, Европейскому
парламенту, Европейскому комитету по экономической и социальной политике
и Комитету регионов // Поддержка полноценного участия молодых людей в
сфере образования занятости и обществе: сб. документов европейской
молодежной политики (Брюссель. 2007. 5 сент. COM, 2007) / под ред. А.В.
Соколова. — М., 2007.
6. Мордвинцев И.А. Теоретические подходы к исследованию социальных
инвестиций в государственную молодежную политику // Вестник ВолГУ. Серия
3: Экономика. Экология. 2010. №1.
7. Пузиков В.Г. Молодежная политика и качество жизни молодежи:
монография / В.Г. Пузиков, В.З. Шурбе. – Омск: Из-во ОмГПУ, 2011.
8. Распоряжение Правительства РФ от 29 ноября 2014 г. №2403-р «Об
Основах государственной молодежной политики в РФ на период до 2025 года».
9. Родионов И.Н. Молодежная политика в современной России // Диалог.
1998. — №9.
10. Ростовская Т.К. Три кита управления государственной молодежной
политикой в современной России: в трех томах. Т.1. Нормативно-правовое
обеспечение государственной молодежной политики в современной России. –
М.: ФЦОЗ, 2014.
ЦИТИСЭ №1 (14) 2018
11. Смирнова Л.Г. Гуманистическое содержание национальнорегионального
компонента молодежной политики: автореф. дис. … к. филос. н.
– Йошкар-Ола, 2006.
12. Станкевич В.В. Молодежная политика в системе социальной
политики в России // ТДР. 2012. — №6. — С. 34-37.
13. Шурбе В.З. Молодежная политика как системная технология
улучшения качества жизни молодежи. Дис… к.с.н. — Тюмень, 2008.
14. Laurence Eberhard, The Council of Europe and youth. Thirty years of
experience. – France: Council of Europe Publishing, 2002. – 56 c.
15. Youth policy indicators // Report of experts’ meetings. – France:
Directorate of Youth and Sport of the Council of Europe European Youth Centre,
2003. – 40 c.
References:
1. Antamoshkin O.A. Optimal’noe raspredelenie social’nyh investicij // Vestnik
Sibirskogo gosudarstvennogo aehrokosmicheskogo universiteta im. akad. M. F.
Reshetneva. – 2007. – № 3.
2. Gegel L.A., Kazakova E.O. Klyuchevye problemy razvitiya molodezhnoj
politiki v Rossijskoj Federacii // Social’no-gumanitarnye znaniya. – 2015. — №3.
S.161-174.
3. Il’inskij I.M., Lukov Val. A. Gosudarstvennaya molodezhnaya politika v
Rossii: filosofiya preemstvennosti i smeny pokolenij // ZPU. 2008. — №4 S.5-14.
4. Kazakova E.O. Strategicheskoe planirovanie gosudarstvennoj molodezhnoj
politiki v Rossijskoj Federacii: kongruehntnost’ zadach i reshenij // Professional’nyj
proekt: idei, tekhnologii, rezul’taty. – 2015. — №1(18). S.129-134.
5. Kommyunike Evropejskoj komissii k Sovetu, Evropejskomu parlamentu,
Evropejskomu komitetu po ehkonomicheskoj i social’noj politike i Komitetu
regionov «Podderzhka polnocennogo uchastiya molo¬dyh lyudej v sfere
obrazovaniya zanyatosti i obshche¬stve». Bryussel’. 2007. 5 sent. COM (2007) 498.
Cit. po: Sbornik dokumentov evropejskoj molodezhnoj politiki / pod red. A.V.
Sokolova. M., 2007.
6. Mordvincev I. A. Teoreticheskie podhody k issledovaniyu social’nyh
investicij v gosudarstvennuyu molodezhnuyu politiku // Vestnik VolGU. Seriya 3:
EHkonomika. EHkologiya. 2010. №1.
7. Puzikov V.G. Molodezhnaya politika i kachestvo zhizni molodezhi:
monografiya / V.G. Puzikov, V.Z. SHurbe. – Omsk: Iz-vo OmGPU, 2011.
8. Rasporyazhenie Pravitel’stva RF ot 29 noyabrya 2014 g. №2403-r «Ob
Osnovah gosudarstvennoj molodezhnoj politiki v RF na period do 2025 goda»
ЦИТИСЭ №1 (14) 2018
9. Rodionov I.N. Molodezhnaya politika v sovremennoj Rossii // Dialog. 1998.
№9.
10. Rostovskaya T.K. Tri kita upravleniya gosudarstvennoj molodezhnoj
politikoj v sovremennoj Rossii: v trekh tomah. T.1. Normativno-pravovoe
obespechenie gosudarstvennoj molodezhnoj politiki v sovremennoj Rossii. – M.:
FCOZ, 2014.
11. Smirnova L.G. Gumanisticheskoe soderzhanie nacional’no-regional’nogo
komponenta molodezhnoj politiki: avtoref. Dis. … k.filosof. n. – Joshkar-Ola, 2006.
12. Stankevich V.V. Molodezhnaya politika v sisteme social’noj politiki v
Rossii // TDR. 2012. №6S S.34-37.
13. Shurbe V.Z. Molodezhnaya politika kak sistemnaya tekhnologiya
uluchsheniya kachestva zhizni molodezhi. Dis… k.s.n., Tyumen’, 2008.
14. Laurence Eberhard, The Council of Europe and youth. Thirty years of
experience. – France: Council of Europe Publishing, 2002. – 56 c.
15. Youth policy indicators // Report of experts’ meetings. – France:
Directorate of Youth and Sport of the Council of Europe European Youth Centre,
2003. – 40 c.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *